Тел.:

(495) 518-59-68, (916) 148-79-84 - экотуризм
(499) 110-07-47 - детский активный отдых, эколагеря, экскурсии, тренинги, экопрактики.
E-mail:
dersu@ecotours.ru, dersu_uz@mail.ru
Адрес:
Москва, ул. Моховая, д. 11, корп. 3 В, офис 101 (здание Института Европы)
Русский  |  English

Мы в соцсетях:

Vkontakte ЖЖ

Подписаться на рассылку «Дерсу Узала»

Новости по экотуризму

* поля обязательные для заполнения

Новости по рыболовным турам

* поля обязательные для заполнения

Мы в соцсетях:

Vkontakte

Подписаться на рассылку

Новости по детскому экотуризму

Ваш email:
Ваше имя:
email рассылки

Отзывы о дальневосточных турах

О туре "Итуруп - остров природных сокровищ", июль 2014 г.
Елена, добрый день!
Хочу сказать большое спасибо за организацию тура на Итуруп. Поездка была великолепна. Отдельное спасибо за взаимодействие с вашими представителями на местах: и Марина, и Андрей действовали очень профессионально, у нас был полный контакт с ними, все вопросы решались оперативно.
Надеюсь на дальнейшее сотрудничество. Всего Вам хорошего.
Александр Петров

_________________________________________________________________

Субъективный взгляд на Приморский край
О туре «В краю амурского тигра» в августе 2007 г.

«После Камчатки Приморье, возможно, вас не очень впечатлит: вулканов нет и диких животных наблюдать сложнее», – этими словами нас напутствовала директор «Дерсу Узала» Елена Ледовских, когда этим летом мы с мужем собрались опять на Дальний Восток. Скажу сразу – опасения Елены оказались совершенно напрасны. Впечатлений была масса, что не помешало нам еще и прекрасно отдохнуть.
Две недели безоблачного неба, жаркого солнца и другой, не такой, как на Камчатке, но по-своему неотразимой красоты. Однако первым потрясением стал для нас Владивосток. Конечно, по архитектуре это не Марсель и не Неаполь, зато по характеру – чудо. Владивосток – город со счастливым лицом (много ли у нас таких?), в нем есть ритм, но нет суеты. Владивосток днем – это вокзал и порт, Владивосток вечером – это набережная и бульвар. Наш отель был городу тезкой и похож на него, как родня: такой же уютный, с прекрасным видом на море. Безмятежная лень воскресного дня распространялась даже на футбольных болельщиков, мирно растекавшихся от стадиона без руководяще-направляющего участия милиции. Помимо стадиона в центре города есть еще океанариум – прикольное место. В первой же витрине прямо у входа лежал крокодил; лежал столь неподвижно, что мы подумали – чучело. Потом решили, что, наверное, все-таки живой, просто – плохо кормят, и когда уже собрались высказать свое негодование смотрителю, заметили наверху листок из тетрадки в клетку, а на нем надпись:
«ЖИВОЙ! СЫТЫЙ!! О Т Д Ы Х А Е Т!!!».
В Америку мы приехали под вечер. Она оказалась одновременно и большой поляной с домиком, и холодной, извилистой речкой, на которую мы тут же пошли купаться. Придерживаясь одного направления, мы за полчаса трижды перешли Америку по бревнышкам, поэтому на следующий день я не удивилась, когда, идя по прямой в другую сторону, нужно было четырежды перейти Америку вброд. Тигра встретить не удалось, хотя продукты его жизнедеятельности попадались повсюду. Зато пособирали грибов. На вид – все поганки; некоторые «поганки» вполне съедобны. Вообще, богатство флоры Лазовского заповедника поразило, особенно своим, мягко скажем, несходством с природой средней полосы. У березы ствол черный, у диморфанта – колючий, а ведь это просто клен, у полнолистной пихты – такой стройный и с такими прямыми и ровными бороздками, что она кажется каннелированной колонной. К амурскому бархату прислониться – одно удовольствие: и кора мягкая, и смолы нет, хотя дерево хвойное. Через пару дней хождения по лесу мы стали знатными ботаниками, встретились со всеми родственниками женьшеня, а на Еламовских водопадах чуть не познакомились с ним самим. Наш водитель сорвал две красные ягоды где-то недалеко от дороги, где – не показал. Правильно сделал, я бы тоже не показала. В то время, когда водитель нашел женьшень, мы любовались водопадом. Не самый большой, не самый мощный, он был создан природой так, между делом; тем сильнее в этом произведении посрамлен человек со всеми его Петергофами. Срываясь со скалы, вода падает на камень, разбивается на две струи и по семи ступеням с шумом скатывается в глубокую чашу. Водопад суров, дышит холодом, река убегает от него стремглав, и над всем этим великолепием неподвижно застыли кедры.
Кульминацией праздника под названием Лазовский заповедник (а по мне, так и всего путешествия) стало посещение острова Петрова. 800 лет назад там жили люди, случилась война, и дома их опустели. Ветер принес семена тисов; упав через отверстия дымоходов в плодородную золу остывших очагов, семена проросли, и через несколько десятков лет на месте поселка зеленела роща. Деревья стоят, как прежде стояли дома: ровными рядами, на одинаковом расстоянии друг от друга. Кроны их сплелись так тесно, что зимой ни одна снежинка не достигает земли. Над рощей возникает свод, под который нужно вступать с фонарем. Даже в самый солнечный летний день в роще полумрак и прохлада. Ну и что, скажете вы: обычный регулярный парк, хотя, конечно, не всякому регулярному парку восемь веков. А вот и нет. Возможно, это очень личное, но с детства в памяти моей незаживающей раной остался пушкинский Анчар. Тот самый, к кому «и птица не летит, и тигр нейдет: лишь вихорь черный на древо смерти набежит – и мчится прочь, уже тлетворный». Когда я наяву увидела эти искривленные стволы, змеящиеся ветви, невольно содрогнулась.
Август подходил к концу, и на пляж близ острова Петрова совершали промежуточную посадку перелетные птицы. По линии прибоя туда-сюда носились на длинных, негнущихся ножках крохотные серые комочки – кулички. Время от времени они внезапно, как по команде останавливались, втыкали свои длинные клювы в песок и вновь трогались с места в карьер. Я бы поверила, если б мне сказали, что кулички не прилетели с Чукотки, а прибежали.
В морской заповедник мы отправились на катере. Пока наш «Внимательный» осторожно выползал из бухты Золотой рог, мы, наверное, впервые в жизни наслаждались индустриальным пейзажем. По возвращении домой выяснилось, что именно дебаркадеры и маячки стали одной из главных тем всей отпускной фотосессии.
Закат в тот день был невероятный: огненное зарево в полнеба. Ночь тоже в каком-то смысле незабываемая. Как стемнело, нас повели в музей. Музей ночью – совсем не то, что музей днем, ничего общего с лекторием, учебным классом, святилищем разума. В сказках Андерсена по ночам все кофейники, сундуки, разные там подсвечники оживают – то же и с экспонатами в музее. Днем мы увидели бы в этих витринах просто малоприятных заспиртованных уродцев; только в превратном ночном свете можно поверить, что эта волосатая гадость, у которой непонятно, где голова, а где хвост, и правда может называться «Афродита Южная». Что со мной было, когда директор музея вдруг толкнула рукой стену и стена подалась, отодвинулась, открыв моему взору потаенную комнату, – этого и передать нельзя. Сокровищница оказалась залом археологии. Все – наконечники копий, кремневые ножи и прочее – можно было брать руками, а бусы из ракушек – даже мерить, но я побоялась. В музее были и живые экспонаты. Дрессированная камбала Манюня после недолгих уговоров согласилась есть с руки у мужа. Гребешку на спину посадили звезду; если б та хотела есть, ему бы несдобровать, а так – два огромных прыжка и враг сброшен. Этот садистский, но очень смешной эксперимент был повторен трижды к всеобщему (не считая гребешка) удовольствию.
На следующий день аттракцион «аквариум» продолжился, но в несколько иных масштабах. Перед нами чередой проплывали бухты одна другой краше. Первый десант состоялся в бухте Матросова. Дно ее сплошь было покрыто звездами, ежами, моллюсками, мелькали рыбки; вода прозрачная и ровная, как стекло, видимость на любую глубину. Бухту Горшкова со скалой Триумфальная арка, которую местные жители так напрасно перекрестили в «Мокрые штаны», мы осматривали и с воды и с суши. И так, и так – бесподобна. На Кекурах бакланьих отдыхали тюлени, много тюленей, десятки, если не сотни, но мы с непривычки не могли отличить их от камней даже в бинокль. Только потом, увидев их вблизи, мы стали различать их и издали. Вечер застал нас уже на кордоне мыса Островок Фальшивый. Чистенький деревянный домик, в котором у нас была собственная комната и опять с окном на море. С вершины этого скалистого «островка» отлично видны сразу три государства: во-первых, разумеется, – Россия, а также Северная Корея и Китай. А еще с этой скалы открывалась панорама болотистой дельты реки Туманган. С высоты птичьего полета зрелище завораживает. Все оттенки нежно-зеленого, узенькие зеркальца проток и купающийся в мареве солнечный диск. Снять прямо против света не получилось, но закрою глаза и как сейчас вижу.
На Фуругельме мы купались. Песочек, вода теплая, почти сразу глубоко, ежей нет – рай. На следующее утро «Внимательный» взял курс на Безверхово. По дороге нас ожидали еще две интересные экскурсии. Первая – в бухте Средней, красивой, большой, глубоко вдающейся в материк, окруженной целым лесом из корейской сосны. Тема экскурсии – по путинским местам. Сейчас на берегу Средней возвышается нескромного размера коттедж, его внаглую построил какой-то депутат местного заксобрания; «путинский» домик выглядит на его фоне жалко. Вся группа по очереди присаживалась на скамеечку, на которой в свое время отдыхал САМ, причем немки – с особенным удовольствием.
Гряда островов Римского-Корсакова – самая строго охраняемая часть заповедника. Туда не то, что никого не пускают – проплывать мимо стараются как можно реже. Нам и тут повезло: какой-то научник работал в это время на острове Большой Пелис, с которого его пришлось снимать. Мы проплыли вдоль юго-восточного берега совсем близко. Большой Пелис более всего напоминает руины Колизея. В плане – эллипс, отвесные стены скал по сторонам, а в центре – пролом, сквозь который виднеется плоская зеленая долина, обрамленная амфитеатром холмов. «Сооружение» пышное, грандиозное, будто специально поставленное на границе империи.
Кедровая падь запомнилась, прежде всего, лукулловым пиршеством, затмившим все предыдущие отнюдь не слабые кулинарные впечатления. Автором великолепного образчика традиционной русской кухни неожиданно оказался молодой сотрудник отдела охраны природы. На нашу благодарность и искреннее восхищение он скромно ответил: «Я старался». До пихтовой рощи мы в тот день так и не дошли: слишком долго обедали. Как выяснилось, не мы одни. Недалеко от кордона нам показали остатки трапезы дальневосточного леопарда – обглоданные кости косули.
Последним пунктом нашего анабасиса был стационар Фонда дикой природы в поселке Барабаш. Там демонстрируют фильм о последних тридцати леопардах и отлично воспроизводящихся браконьерах. Душераздирающее зрелище вызывает естественное желание помочь. Льщу себя надеждой, что наша малая лепта даст шанс хотя бы одной зверюшке.
Таисия Омешатова
________________________________________
About the individual tour to Russian Far East (Bikin river in Khabarovsk District and South Primorye at the Sea of Japan) in September’2007:
Dear Elena

I want to thank you!

First, the trip was excellent. We met all our expectations, or even more. That is what differed you from all other agencies in Russia, who promised everything, but just did not seem reliable. You and Sergei were honest with us from the beginning. Thus we knew we would not see any tigers and we would not catch any Taimen. This honesty was hard to find in Russia, as well as this quality matters the most for European tourists. With Sergei you have a local guide in the Russian Far East who can hold EVERYTHING he promises. He focuses on safety, knows nature and cities, and speaks English excellent.

Second, you helped Lorenz in Moskau and you organized hotel and transport for me in Moskau. That was just great!

If we plan to visit Russia again, Dersu Uzala is our agency. Keep up the good and honest work!
Best,
Walter Weber, Switzerland
September 26, 2007
________________________________________
Dear Elena,

we now returned safely to Switzerland and a lot of work is waiting.

we enjoyed our trip to primorie very much!!!
The landscape we saw was incredible and the animals we met were unforgetable.

However the most impressing thing for me were the 4 days with the local hunter on the Bikin river!!!!

I wanted to thank you very much for the organisation of the trip. every thing went out fine.
thanks also for your help in moskow.

we were very glad that sergei was our guide.
he speeks very good english and is extremely friendly.
however the thing i liked most with sergei was that he is honest. he did not promise us things with he could not keep.
for instance: when we asked about the fishing situation on bikin river (taimen), he did not promise us everything (including taimen). however he discribed the
situation in the way we did met afterwards on the river.
he continued this patern the whole trip: explaining the situations and possibilities without promising impossible things.
so i can consider him now a dear friend.

thanks a lot
sincerely
Prof. Dr. med. Lorenz Querke
Basel, Switzerland
September 24, 2007